Короткой строкой: 18.10Городской голова освободил от должности начальника управления ЖКХ 👷🏼‍♂️

Человек, придумавший Калугу заново

В середине двадцатого века Калуга родилась во третий раз — благодаря таланту архитектора Евгения Киреева

13 октября 2021

Текст Даниила Марченко

Любой город — это подвижная структура, на протяжении своего существования постоянно меняющаяся. Иногда — до неузнаваемости. Исключения вроде Венеции встречаются крайне редко, обычно в лучшем случае консервируется исторический центр или отдельные районы, но никак не город целиком. В итоге в городах возникают архитектурные напластования различных времен, а следы каких-то эпох бесследно исчезают, чтобы дать жизнь чему-то новому: так действует принцип палимпсеста. Считается, что Калуга возникла в 1371 году — именно с этого времени  в источниках впервые упоминается поселение с таким названием. Скоро мы будем отмечать большой юбилей — 650-ти летие. Однако очевидно, что эта дата довольно условна, и о средневековом городе у нас остались довольно смутные представления: вот здесь когда-то была крепость, тут — посад, а на этом месте торг. Ничего из этого не сохранилось. Старейшее здание в городе датируется концом 17 века. 

Можно сказать, что привычной нам Калуге не 650, а не многим более 300 лет, в градостроительном плане она началась с Петра Романовича Никитина. Он спроектировал здесь комплекс Присутственных мест для чиновников, Гостиные ряды для торговцев и каменный мост для всех, а главное — совершил градостроительную революцию под названием «регулярный план», который до сих пор лежит в основе всех современных Генпланов. Никитин сделал Калугу адекватной своей эпохе, превратив средневековое поселение в довольно прогрессивный европейский город Нового времени. В конце ХVIII века его идеи продолжил развивать другой талантливый зодчий — Иван Денисович Ясныгин. Он начал свою работу, когда Калуга перестраивалась по градостроительному плану Никитина. При Ясныгине в губернии было возведено 141 кирпичное здание, в том числе Троицкий собор с огромным куполом и церковь Жен Мироносиц, а также завершены никитинские стройки — ансамбль Присутственных мест и Гостиный двор. По существу, это было настоящее второе рождение нашего города.

Ну а в третий раз Калуга родилась при Евгении Ивановиче Кирееве. 

Этот человек осуществил перезагрузку нашего города, вписав его в контекст советской урбанистики. Возникновение новых скверов и площадей, активная работа в области монументальной пропаганды и появление нескольких ключевых калужских брендов (хотя словари того времени и сообщали нам, что это слово означает всего лишь «клеймо») — все это так или иначе связано с деятельностью Евгения Ивановича. Да, как это ни странно, но в застойные времена «развитого социализма» у нас несмотря ни на что появлялась очень качественная архитектура.

Евгений Иванович Киреев родился 7 августа 1927 года в Москве, а вот высшее образование получил в Северной столице на архитектурном факультете ЛИСИ — Ленинградского инженерно-строительного института (сейчас этот ВУЗ обозначается несколько неуклюжей аббревиатурой СПбГАСУ). После получения диплома его карьера развивалась семимильными шагами. Оказавшись по распределению в «Оренбургоблпроекте», уже через год Киреев становится его главным архитектором, спустя еще 2,5 года — главным архитектором города, а к 1957 году — Оренбургской области. Конечно, пресловутой геронтократии в Союзе тогда еще не было, но случай все равно уникальный, ведь Кирееву в это время было всего 30 лет. Пожалуй, первой его значительной работой оренбургского периода стал «Спуск к реке Урал». Затем появляется выставочный павильон со зрительным залом, позднее переоборудованный под городскую филармонию, и проект реконструкции здания Народного дома под Театр музыкальной комедии. На этом посту он проработал вплоть до 1960-го, а уже в следующем году вместе с женой Лидией (областной судья) переехал в Калугу. Председатель местного облисполкома Кандренков не скрывал своей маленькой радости крупного функционера: «Получили главного архитектора и областного судью, а квартиру одну дали». Но надо сказать, что вместе с Киреевым приехал еще один оренбургских архитектор — Перминов, который продолжил творческое сотрудничество с Евгением Ивановичем уже в нашем городе.

Космическая тема в нашей стране была популярна и до полета Гагарина. Так, еще 30 мая 1960 года Совет Министров РСФСР принял решение о строительстве Государственного музея космонавтики. Был объявлен открытый конкурс, и из более чем 230 присланных работ первую премию получил проект за авторством группы архитекторов под руководством Б. Г. Бархина, куда входили В.А. Строгий, К.Д. Фомин, Н.Г. Орлова и Е.И. Киреев (сейчас конкретный вклад каждого из участников определить практически невозможно). Кстати, позднее, в 1969 году, это проект стал лауреатом Государственной премии РСФСР в области архитектуры. А потом произошло нечто по нынешним временам почти фантастическое — победивший в конкурсе проект начали реализовывать. Символический первый камень был заложен Гагариным 13 июня 1961, а в октябре 1967 музей принял первых посетителей. Сегодня здание музея истории космонавтики является, пожалуй, самой узнаваемой достопримечательностью нашего города и обязательным пунктом в любой туристической программе. Таким образом, отчасти благодаря таланту Киреева за Калугой окончательно закрепилась ее главная мифологема и бренд: город из купеческого стал «космическим». 

Вторым амбициозным проектом Киреева в Калуге стала реконструкция Социалистической площади (бывшей Дровяной), а фактически создание на ее месте нового градостроительного ансамбля — площади Победы. Этой работой Евгений Иванович занимается в тандеме со своим постоянным соавтором — главным архитектором города Павлом Перминовым. В итоге получилось геометрически круглое пространство, обрисованное блокированными пятиэтажками с остекленными лентами витрин магазинов на первых уровнях: такой вот советский street retail. Ну а главным планировочным достижением стало решение раскрыть площадь на один из красивейших калужских храмов — церковь Косьмы и Домиана, которая до этого была закрыта ветхой застройкой. С точки зрения государственной идеологии этот чисто эстетический ход мог быть воспринят едва ли не фрондерством. Конечно, Киреев и Перминов это прекрасно понимали, поэтому ими был предпринят стратегически верный шаг. В обход местных властей проект был представлен в Москве, где архитекторам удалось заручиться поддержкой высоких чинов из Госстроя. Узнав об этом, в Калуге на критику площади никто не решился. И правильно сделали, ведь впоследствии эта работа удостоилась медали ВДНХ, а также дипломов Союза архитекторов и «Литературной газеты» «За лучшее сочетание современных сооружений с памятниками архитектуры». К 9 мая 1965-го руководство города переименовывает Социалистическую площадь в площадь Победы, а в декабре следующего года здесь воздвигают знаменитый тридцатиметровый обелиск. И только в 1973 на его вершине появляется статуя Родины-матери. В отличие от своей волгоградской «коллеги», она безоружна и держит в руках серебряную ленту реки Оки (хотя у некоторых калужан на этот счет другое мнение) и первый искусственный спутник Земли. Таким образом, у площади возник дополнительный смысл — это в том числе и символ победы СССР в освоении космоса. А более-менее завершенный вид ансамбль приобрел лишь к 1975-му году, когда здесь был установлен монумент с вечным огнем и захоронен прах Неизвестного солдата, перенесенный с Ильинских рубежей.

Ильинские рубежи, а вернее одноименный мемориал — это тоже работа Киреева (в соавторстве со скульптором Рычковым). Это памятник подольским курсантам, оборонявшим в 1941 году юго-западные подступы к Москве. «Ильинские рубежи» находятся на Варшавском шоссе, между Медынью и Малоярославцем, мемориал сооружен на месте боя. Сохранившиеся доты включены в ансамбль мемориала и являются его историческим компонентом. На железобетонных стенах укреплений — следы снарядов и пробоин от прямого попадания. Скульптурная группа установлена на холме у Варшавского шоссе. Широкая лестница двумя маршами поднимается на холм, в центре которого высится аллегорическая группа, выполненная в граните и бетоне. Поникшее тело смертельно раненного юного курсанта и рядом с ним — фигура юноши с автоматом в руках. 

Вообще Киреев является автором многих монументов в Калуге и окрестностях, часто в соавторстве с Перминовым. Речь в основном идет о героической скульптуре, так или иначе связанной с военной тематикой. Это и памятник медсестрам (диплом второй степени и серебряная медаль ВДНХ), и мемориал в Тарутине, представляющий собой стену с нишами, где запечатлены имена павших воинов, а также Родина-мать в Малоярославце, мемориал на братской могиле в Юхнове и памятник воинам-односельчанам в Корекозево.

Второй крупный градостроительный проект — сквер Мира. Киреев принимал участие в его планировке, а также в разработке архитектурного решения отдельных домов. Возможно, сейчас эти кирпичные узоры на зданиях выглядят наивно, но в то время это было довольно оригинально, да и вообще круглые площади считались большой редкостью.

Ну а самой сильной его работой как градостроителя часто называют формирование площади 600-летия Калуги, более известной как «Шарик». Сейчас это один из символов нашего города, но в альтернативной истории монумент находится где-то в Гжатске. Во всяком случае, изначально скульптуру Кербеля планировалось установить именно на малой родине Гагарина. Но просто так где-то поставить огромный шар невозможно — необходимо подготовленное пространство, а гжатское руководство с этим не спешило. Кербель, работая над одним из памятников в Калуге, рассказал об этом Кирееву, и у Евгения Ивановича сложился план действий.  С точки зрения символизма «колыбель космонавтики» подходила для такого монумента ничуть не хуже, чем родина Гагарина. Дело оставалось за малым — пробить проект у власти и создать необходимое пространство. Кандренков идею одобрил, и Киреев приступил к работе над площадью. Пространство для будущего ансамбля расчистили буквально за два месяца, для этого пришлось снести три дома и расселить жильцов. Кербелю такая оперативность очень понравилась, и он уже сам начал убеждать союзные власти, что монумент должен стоять в Калуге. В результате этого стратегического успеха Киреева выиграли все. Но прежде всего наш город, получивший не только качественную работу именитого скульптора, но и прекрасный парадный въезд. 

Еще одной интересной идеей дуэта Киреев-Перминов стало украшение типовых панельных домов смальтовой и керамической мозаикой. Сначала за основу были взяты мотивы традиционной тарусской вышивки, но вскоре к ним добавилась и космическая тематика. 

К 600-летию города Евгений Иванович получает задание спроетировать здание Концертного зала филармонии. Из-за крайне сжатых сроков работать пришлось без документации. На каждый новый этап приходилось отдельно прорабатывать чертежи — и так едва ли не каждый день. В этих жестких условиях и возникает изящное в своей простоте решение: чудом сохранившийся обелиск от старых Московских ворот как бы охватывает полукруг гладкой стены Концертного зала. А череда высоких оконных проемов подчеркнула пирамидальную вертикаль здания. 

Музей маршала Жукова Киреев начал разрабатывать, фактически, на голом энтузиазме — на тот момент один из проектных институтов уже представил свой вариант. Это было скучное, ни на что не претендующее здание для сельского музея (статус города Жуков получит позже). Евгений Иванович буквально в последний момент доводит до ума собственный эскизный проект и показывает его властям. Власти одобряют. А вскоре за этот музей Киреев получает еще одну Государственную премию. 

В 1989 году Киреева избирают председателем Калужского отделения союза архитекторов. А уже после распада СССР, в 1994, Евгений Иванович оказывается в числе первых членов-корреспондентов возрожденной Российской Академии архитектуры и строительных наук. 

Должность главного архитектора Киреев покинул лишь в 1999 году в возрасте 76 лет. Но это не был уход на заслуженный отдых — практически сразу он включается в работу по реконструкции дома купцов Носовых. У Евгения Ивановича уже были определенные наработки по этому объекту, сделанные еще на прежней должности. Заказчику и архитектору было необходимо расселить жильцов, создать на территории памятника дополнительные площади и согласовать все нововведения с охраной памятников. Работа заняла два года и завершилась весьма успешно — теперь в здании размещается калужская горуправа.

Тот же заказчик приглашает Евгения Ивановича провести реконструкцию дома  купцов Чистоклетовых. Практически разрушенный памятник необходимо восстановить в первоначальном виде, но для компенсации затрат инвестора решено расширить общую площадь здания. Киреев предлагает построить на компактном участке офисное здание, превышающее по площади прежнее в 6-8 раз, но сгладить эту разницу благодаря тактичной архитектуре. Этот проект становится для Евгения Ивановича последним — 1 декабря 2006 года архитектор умирает. 

...Кирееву посчастливилось работать в по-своему романтическое время, когда главный архитектор имел непосредственное влияние на облик города. В отличие от Никитина, ему не пришлось радикально перекраивать пространственную структуру города. Во многом Киреев развивал планировочные идеи Никитина, но и самих проектах Евгения Ивановича всегда был заложен мощный потенциал для развития, и это можно назвать его главной чертой как градостроителя. Музей Космонавтики строит вторую очередь, отталкиваясь от главного здания, площадь 600-летия Калуги превращается в точку притяжения для молодежи. На площади Победы регулярно появляется какой-нибудь новый монумент, и пока что площадь их успешно «ассимилирует» (сумеет ли она пережевать конного Жукова — вопрос). А главное, мы во многом по-прежнему живем в киреевско-перминовской Калуге — мы называем районы по именам его площадей (район сквера Мира, Район площади Победы), ходим (пусть и не часто) на концерты в филармонию, смотрим салют на «шарике» и гордо показываем гостям города музей Космонавтики.