Короткой строкой: 29.03В 2021 году 42 пешеходных перехода в Калуге оборудуют подсветкой 🔦

Урбанист Кирилл Кабанов о том, как был придуман сквер Чижевского на Ленина, 93

Скверу с качелями рядом со зданием городской управы исполнился год. О том, как было придумано это первое в Калуге общественное пространство нового типа, рассказывает один из его авторов

27 сентября 2020

От редакции

Новый городской сквер на Ленина, 93 стал результатом совместной работы ПИБ «Футуристика» во главе с Глебом Гурлиным и городской управы, которую тогда возглавлял Дмитрий Разумовский. Именно он решился на эксперимент — допустил к процессу обычного муниципального благоустройства с торгами на понижение и приемками к торжественным датам междисциплинарную команду, которая ставила целью не разложить плитку красивыми узорами, а с помощью современных методов и решений преобразовать некую городскую территорию во что-то более функциональное и более ценное. Эта ставка оправдалась — хотя, по мнению авторов проекта, удалось воплотить далеко не все идеи, пространство заработало. И это очевидно каждому, кто в погожий денек проходит мимо (и не склонен концентрироваться на мелких недочетах, без них пока никуда): пешеходы потеснили машины, дети и взрослые качаются на качелях, растения-многолетники оправились от пересадки и пошли в рост.

«Пока это единственный прецедент в городе когда в результате сотрудничества горожан, частного бюро и администрации был создан сквер принципиально нового формата. Хотелось бы ещё довести до соответствия проекту несколько деталей. Надеюсь новой администрации это будет интересно»

Глеб Гурлин, управляющий партнёр ПИБ Футуристика

Мы задумывали этот материал как короткую новость с парой фотографий. Но комментарий одного из авторов проекта был столь подробным, что мы решили опубликовать его без сокращений. Кирилл Кабанов — доцент КГУ, кандидат психологических наук и неутомимый исследователь городских культур. В «Футуристике» Кирилл выступет в качестве антрополога — и именно его выводы лежат в основе архитектурных и планировочных решений сквера Чижевского. Метод, которым пользовались авторы проекта, весьма интересен — и может быть использован для работы над другими городскими задачами, так как ставит на первое место как раз то, что декларируется одним из приоритетов социальной политики российского государства — потребности людей.

Какие задачи решает новый сквер?

Рассказывает Кирилл Кабанов

Сегодня, когда создается общественное пространство, предполагается, что оно будет точкой притяжения — для местных жителей, для приезжих и так далее. Пространство перед горуправой, очевидно, такой точкой не являлось, по сути это была транзитная зона. Чтобы понять, почему это произошло, мы применили методику оценки по пяти критериям: безопасность, экологичность, разнообразие, комфорт, идентичность. Итак, вспомним и оценим, почему это место было проблемным?

С точки зрения безопасности, пространство представляло собой стоянку, и эта стоянка пересекалась с пешеходным потоком, который шел с ул. Ленина и уходил на Старичков переулок и ул. Воскресенскую. Потенциально это всегда аварийная ситуация — автомобили опасны для пешеходов, особенно если выезжают из-за других автомобилей. 

Поэтому было разработано решение, которое позволило эти потоки развести. Возможность размещения автомобилей осталась — но они, во-первых, физически изолированы от пешеходной дорожки клумбой, а еще тут более тонкий ход с мощением: плитка на «парковке» та же самая, что и на тротуаре, и мы используем визуальный код — показываем, что мы в принципе не очень хотим видеть здесь машины. И это работает: потенциально сюда могут заезжать автомобили сотрудников, но это «некомфортно» (хотя инкассаторы, например, при необходимости здесь останавливаются). И это очень важный аспект — у нас появилось очередное пространство, свободное от машин и поэтому более безопасное.

Экологичность. Мы выявили здесь несколько видов загрязнений: шумовое, потому что мы на пересечении пусть не скоростных, но активных в смысле транспортного потока улиц. От этого же потока имеем пыль. И третий тип загрязнений связан с водой — асфальтовое покрытие, которое здесь было раньше, не впитывающее, и на нем собирались лужи воды. 

То есть при наполнении сквера мы исходили из того, что нам надо эти три вида загрязнений постараться нейтрализовать. Была взята модель, знакомая по парку «Зарядье» — поднятые клумбы. Они не утапливаются в землю, а возвышаются, формируя бугры. Они засаживаются растениями, которые хорошо вбирают пыль и дают прохладу. Сибирский можжевельник через некоторое время разрастется плотной стеной, и эта территория будет защищена от шума, пыли, будет больший тепловой комфорт (потому что если нет деревьев, покрытие нагревается существенно сильнее. Кроме того, плитка нагревается гораздо меньше, чем асфальт).

И теперь мы не видим здесь луж, даже в сильный дождь — с этой проблемой удалось справиться. А вот тени еще недостаточно — нужно подождать, пока все растения разрастутся.

Мы плавно перешли к следующему критерию — комфорту. Он тоже имеет несколько параметров, в том числе визуальный: находиться здесь было не очень комфортно, так как эта территория была визуально бедной — запущенный советский сквер, парковка, клумбы, пара скамеек и три дерева. Такое пространство тебя не задерживает. Не было оснований взять кофе или пиццу, чтобы прийти сюда и с комфортом провести время. То же самое и с шумовым комфортом. И с комфортным перемещением — из-за стоянки.

Результат достигнут объектами — клумбами, люстрой Чижевского, качелями, — и тем, как именно они расположены на территории. Все проходы сделаны так, чтобы ими было удобно пользоваться. Линии плавные, чтобы взгляду было комфортнее. Давно показано, что человек получает эстетическое наслаждение, когда наблюдает сложные структуры, а следовательно, прямые и квадраты надо максимально убирать из общественных пространств — потому что мы и так живем в мире прямоугольников, таковы наши дома и улицы, и это тоже было для нас важным моментом.

Наконец, разнообразие — здесь можно и тихо посидеть, и покачаться на качелях, и поговорить. А на ступенях амфитеатра можно провести лекцию об архитектурных стилях Калуги, которые здесь как на ладони — и модерн, и модернизм, и классицизм, и сталинский ампир. Получается город как учебная аудитория. Не забываем, что это пространство интегрировано еще и в студенческий кампус.

Интересно, что здесь нет ни одной детской конструкции — потому что они рядом, в сквере Карпова. Пространство нашего сквера не изолировано, оно запрограммировано таким образом, что взаимодействует с соседними площадками, и своя детская площадка ему просто не нужна. Разнообразие здесь создается за счет лаконичных решений, которые ориентированы на разные территории, и вступают в диалог с местной средой. 

Наиболее популярными, конечно, здесь являются качели: они постоянно заняты, и мои студенты жалуются мне же, что приходится подолгу ждать своей очереди, пока качаются какие-то «непонятные» люди. И тут очевидно, что нужно организовывать не только пассивный досуг, но и активный.

И наконец, последний критерий — идентичность. Для этого нужно, чтобы эта территория отличалась от типичного общественного пространства типичного города. Вот почему это калужское общественное пространство, а не какое либо другое? Что задает его идентичность?

Калужским культурным кодом являются для нас фигура Циолковского и фигура Чижевского. Рассматривались варианты и с Циолковским, — но его айдентика более менее представлена в городе, хотя и неравномерно. У нас высокий градус «циолковскости» рядом с парком Циолковского, а по мере удаления оттуда градус падает. Мы видим только здание университета его имени: там корпус, там корпус, и больше идентификаторов в этой городской среде не присутствует. И мы обратились к другой значимой персоне, Александру Леонидовичу Чижевскому. Его памятник как раз расположен недалеко, и чтобы создать внутренний диалог, «пространство Чижевского», в сквере была установлена люстра Чижевского и появился его портрет на стене.  

Но пока нельзя сказать, что эти идентификаторы стали точкой притяжения, доминантой. Хотя мы видим, анализируя инстаграм, что и с ними часто фотографируются люди — но чаще все-таки на качелях. Так что пространство однозначно работает, и оно стало точкой притяжения, но думаю, что есть куда развиваться. Это хороший кейс, который может быть перенесен и на другие территории, которые могут быть сделаны в Калуге.

Так что можно признать работу удовлетворительной 😉