Короткой строкой: 16.09Денисов: новые правила благоустройства планируют принять в конце сентября

Забористая Калуга

Типология городских заборов и их роль в общественных пространствах

16 марта 2021

Одной из важных составляющих комфортной городской среды является безопасность. С этим никто не спорит, но так как само понятие имеет долгую историю, люди склонны трактовать его по-разному. Например, в своде принципов комплексного развития городских территорий (наиболее современном и полном руководстве, написанном на русском языке) выделяется три составляющих: безопасность перемещений, экологическая безопасность и высокий уровень социального контроля. Решения, обеспечивающие эти виды безопасности, должны закладываться уже на этапе проектирования территории, так как внедрять их на последнем этапе может быть слишком сложно. Спойлер: опытным путем российские города, не исключая Калугу, нащупали другой подход.

Не затрагивая экологическую безопасность, поговорим сначала о перемещении. Здесь нужно минимизировать для горожанина риск получить травму: избегать скользких покрытий и резких перепадов высоты, содержать в порядке фасады и крыши, вовремя ремонтировать малые архитектурные формы. Но самый высокий риск травмирования связан с ДТП, поэтому нужно максимально успокаивать трафик там, где есть опасность столкновения пешеходов, велосипедистов и автомобилей. Делается это прежде всего физическими методами: заужением полос, приподнятыми пешеходными переходами, островками безопасности, направляющими выступами и обособлением полос — как сейчас в центре Москвы. Но если модернизация дорожного хозяйства кажется чем-то слишком сложным, на помощь приходит

Забор первого типа

Это непритязательное ограждение, сделанное, как правило, из дешевого тонкого металла, которое по задумке авторов должно предотвращать появление пешеходов на проезжей части в неположенном месте. ГОСТ называет такой забор «ограничивающим пешеходным ограждением», и предписывает устанавливать его рядом с остановками общественного транспорта, на перекрестках с регулируемыми пешеходными переходами, а также вдоль тротуаров с интенсивным пешеходным движением, рядом с детскими учреждениями и там, где на пешеходном переходе ранее произошло ДТП. Изначально инициатором установки таких заборов выступала ГИБДД, а после внесения в ГОСТ леерные ограждения появляются практически на любой реконструируемой дороге (из последних примеров — «спутники» рядом со строящимся Дворцом спорта. На тротуаре перед ним они тоже будут). Для городского бюджета такой забор — лишняя забота: его надо установить, а потом обслуживать.

Так как редко на каком перекрестке установлено менее 20 метров забора с каждой стороны, общий километраж получается очень приличным. Хоть как-то упростить жизнь городским службам помогут оцинкованные заборы, которые устанавливают в рамках программы «Безопасные и качественные дороги» — их хотя бы не придется красить. Но от ремонта никуда не деться.

Такие ограждения не спасут пешехода от выехавшего на тротуар автомобиля, и даже наоборот, могут привести к более серьезным травмам. Устанавливать их стоит лишь в безвыходной ситуации, тем более что ГОСТ допускает щадящие варианты замены: полосой газона более 1 метра или кустарником, а еще забор можно не применять, если вдоль края проезжей части проложена велодорожка. Велосипедистов дорожные полицейские опасными пока не считают.

Кроме эстетических вопросов (большинство городов может себе позволить только самые дешевые ограждения, никак не учитывающие архитектуру вокруг) и неудобства параллельной парковки (выйти из машины справа, не поцарапав дверь, сможет не каждый, а потом надо еще как-то перепрыгнуть или обойти забор по проезжей части), к заборам есть и более серьезная претензия.

«Ограда вдоль улиц закрывает пешеходов (особенно детей) и создаёт мнимое чувство безопасности у водителя. Иными словами, по улицам становится комфортно ехать быстро. Быстрая езда повышает вероятность ДТП, причем с летальным исходом.»

Илья Варламов, блогер, популяризатор архитектуры

С Варламовым согласны и многие специалисты-антропологи. Мера не снижает опасность, а лишь имитирует заботу о пешеходах и водителях. В некоторых случаях забор устанавливается просто «для красоты» — как вокруг площади Мира, где функцию барьера для пешеходов много десятилетий выполнял плотный кустарник. Спустя несколько лет от красоты ничего не осталось.

Иначе как заботой о красоте трудно объяснить появление на улицах города более монументальных ограждений — таких, как вокруг нового городского парка на Марата. Калуга стала заложником щедрости федерального бюджета: после разбивки парка оказалось, что его придется обслуживать и охранять, а калужане не прочь заняться садоводством и укоренить некоторые парковые кустарники у себя на даче. На помощь охранникам пришел 

Забор второго типа

с воротами и калитками, которые закрываются на ночь. По крайней мере только эта причина приходит в голову, так как защитить газон от вытаптывания вполне мог тот же кустарник.

500 с лишним метров двухметрового забора недешево обошлись бюджету, но не добавили ничего ни к комфорту пребывания в парке, ни к безопасности: растения выкапывают, газон вытаптывают, а деревянную ротонду, подаренную ТОЛКом, даже подожгли. К тому же почти четверть забора демонтируют после завершения строительства ТЮЗа на месте купола. Впрочем, это неточно, так как у театра просто обязан быть свой забор: у «старшего брата», Драмтеатра, он имеется. У культурного центра на Силикатном, который почти театр, теперь тоже (площадка была благоустроена в 2020 году, но до этого на территорию был свободный доступ).

Сегодня проектировщики стараются не огораживать общественные пространства, надеясь на упомянутый выше социальный контроль — дополненный, на всякий случай, камерами наблюдения. Забора нет вокруг сквера Чижевского на Ленина, а икона российской парковой жизни, Зарядье, даже объявило заборам войну:

«27 октября снесли железные стены парка. Строительные ограждения, которые стояли по всему периметру «Зарядья», ушли и больше не вернутся. Попасть на территорию парка теперь можно со всех его сторон и в любое время суток.»

Пресс-релиз с официального сайта Зарядья

Из крупных калужских строек без забора пока обходится только Дворец спорта: по задумке проектировщиков, внутри проходит крытая галерея, по которой можно будет попасть на ул. Веры Андриановой. Но это тоже неточно. 

В последние новости заборостроения неожиданно попал музей Космонавтики — вся его территория оказалась окружена высоким серым забором. Нет, вовсе не баллюстрадой, защищающей от падения с крыши второго корпуса. От соседнего ИКЦ площадь перед музеем теперь отделена воротами, а чтобы попасть из парка в культурный центр, теперь нужно пройти запутанный лабиринт из пандусов и лестниц, отделанных прекрасным мансуровским гранитом. И еще перейти дорогу: ГИБДД требует оборудовать технический проезд к музею пешеходным переходом. В общем, вид на шедевр Бархина с некоторых ракурсов немного пострадал.

Нарушает забор и идеи другого архитектора: автор проекта ДНК (переименованного после открытия в ИКЦ), Олег Шапиро из бюро Wowhaus, планировал синергию пространства перед музеем Космонавтики и многофункционального культурного центра, и даже возможные совместные мероприятия.

Здесь могла появиться и инсталляция Николая Полисского «Вселенский разум», ставшая позднее символом Николы-Ленивца, и кинетическая скульптура Вадима Космачева «Орбиты планет».

Но в итоге на площадка перед музеем станет ландшафтным садом. Видимо, страсть калужан к редким растениям сыграла плохую службу и здесь. Самое интересное, что музей оснашен передовой охранной системой периметра, которая... вообще не требует никакого забора.

UPD: директор музея Космонавтики Наталья Абакумова в комментарии ТРК «Ника» пообещала, что забор демонтируют к 1 апреля.

Есть еще один забор, который вызвал трепет многих калужан. Трудно сказать, к какому типу его можно отнести — пожалуй, все-таки к первому. Это ограждение вдоль обновленной набережной Яченского водохранилища. Власти обещают, что доступ к воде все-таки где-то останется, но конкретика пока не опубликована.

На этом фоне почти не вызывает раздражения

Забор третьего типа

вокруг газонов — может быть потому, что коммунальные службы не догадались, по московскому примеру, красить их в желто-зеленый цвет. Хотя ограда может мешать нормальному обслуживанию газонов, только здесь архитектор может проявить самостоятельность и подчеркнуть достоинства спроектированного им здания. К сожалению, вопросы обслуживания остаются: дешевый металл, неидеальные условия покраски и нюансы установки сокращают срок службы и становятся головной болью завхоза, если он есть в организации. Практика озаборивания газонов во дворах пока не устоялась, и отдельно исследовать ее мы не будем.

Но было бы неправильно считать органы власти и государственные учреждения главным источником заборов в Калуге. Атаман заборьего войска, самый главный враг эстетики —

Забор четвертого типа

из серебристых или цветных профлистов. Ими огораживают стройплощадки и мусорные контейнеры, торговые центры и частные дома. За сплошным забором типичный калужанин чувствует себя в безопасности, а профлист позволяет обеспечить это чувство задешево. Альтернатива рассматривается крайне редко: даже предложение сектора главного архитектора по приведению заборов строек в человеческий вид предусматривает тот же профлист, только «утвержденных» цветов. За таким забором на стройке может твориться все, что угодно — свалка мусора, нарушение технологии строительства и техники безопасности.

Неслучайно в Европе используются в основном прозрачные заборы, да и в Москве за сетчатым баннером с извинениями за временное неудобство тоже все на виду. Так работает социальный контроль — ответственному бизнесу скрывать нечего. Да и не только бизнесу: архитектор Андрей Боков как-то упоминал, что в Швейцарии невозможно представить себе глухой забор перед частным домом. Все проблемы домохозяйства должны быть на виду у соседей, чтобы сообщество могло вовремя поддержать беднеющего бюргера. В Калуге же более гуманная версия профлиста — металлический штакетник — приравнивается консерваторами чуть ли не к эксбиционизму.

Наши заборы — это символ нашей бедности, символ недоверия власти к гражданам, а граждан друг к другу. Парадоксально, но единственный безусловно полезный 

Забор пятого типа

между двором и улицей, почти не представлен в Калуге. Это признак немногих новостроек или элитного жилья. А между тем 

«Четкое разграничение дворов и пространств общего пользования также повышает безопасность, позволяя избежать конфликтов между различными группами пользователей — местными жителями и посетителями территории.»

Стандарт комплексного развития территорий

Ограничение доступа позволяет людям понимать, за что они платят взносы управляющей компании, а за что — налоги в городской бюджет. Жители двора будут вынуждены договариваться между собой, а не сваливать вину на «чужаков». Именно эту функцию забора стоило бы признать главной — учить людей жить вместе по устраивающим всех правилам. Как не парадоксально, хороший забор не разделяет — а объединяет.

 

P.s.

Висячий замок — лучшее свидетельство ошибки проектировщика (или того, что собственник территории плохо представляет, что с ней делать). Прекрасную подборку запертых ворот настоящего и сатирический взгляд на будущее собрал сайт kaluga-history.ru в материале «Калуга за решеткой». Пусть здоровый юмор дополнит основную идею этого материала — незначительные на первый взгляд детали могут испортить среду всерьез и надолго, не позволив Калуге использовать все имеющиеся у нее козыри.